Сражения на Тоболе

Главные силы 5-й армии наступали вдоль железнодо­рожной магистрали Курган — Петропавловск — Омск. 3-я армия основной удар нанесла по линии железной до­роги Ялуторовск — Ишим.

После небольшой остановки советские войска 20 авгу­ста форсировали Тобол и устремились на восток.

К концу августа полки 5-й армии местами продвину­лись до 180 км от Тобола и находились в 70 км от рект Ишима. Это заставило колчаковцев увеличить сопротив­ление. 1 сентября противник нанес ряд контрударов. Продвижение советских войск было приостановлено. Ини­циатива временно перешла к белогвардейцам. Советские разведчики обнаружили большую группи­ровку белых войск на правом фланге армии и нескольких дивизий в полосе железной дороги. Стало ясно, что Сражения на Тоболе кол­чаковцы готовились к большой операции.

Между тем приближалась решительная схватка. К 14 октября 1919 года на Восточном фронте перевес сил был на нашей стороне. Уже имелись запасные полки в Екате­ринбургском, Челябинском и Троицком укрепленных рай­онах. Советские воины горели желанием скорее покончить с Колчаком и освободить рабочих и крестьян Сибири от




ломещичье-буржуазной диктатуры белогвардейцев и на­силия интервентов.

Колчаковцам вое время приходилось воевать на два фронта, и даже самые забитые солдаты все больше по­нимали, что против них воюет весь народ, что армия без резервов (от мобилизации все бегут в леса, к партиза­нам и т. д Сражения на Тоболе.) обречена на полное поражение. Ко всему этому добавлялось недостаточное обеспечение их армии обмундированием и снаряжением. Между тем пошли дожди и начались холода. Это еще больше подорвало дух колчаковцев.

Но колчаковцы все-таки решили к середине октября перейти к активным действиям. Другого выхода у ниx не оставалось. Белогвардейцы узнали, что советские войска сами скоро начнут форсировать Тобол. И в самом деле, командование Красной Армии опередило врага.

В Омске, в большом, хорошо отделанном пульманов­ском вагоне, сплошь уставленном иконами, хоругвями, знаменами (штаб колчаковских армий), генерал Дитерихс отдавал последние приказания по подготовке фор­сирования Тобола, а наши бойцы двинулись на восток, захватив Сражения на Тоболе в свои руки инициативу.

На рассвете 14 октября 1919 года части 5-й армии завязали ожесточенные бои по всему фронту. Белогвар­дейцы отчаянно сопротивлялись. Кое-где в первое время им даже удалось сбросить советские полки в реку и вновь заставить их отступить на западный берег Тобола.

Однако уже в первый день наступления основные ча­сти нашей армии форсировали реку и значительно рас­ширили свой плацдарм на восточном берегу. Приближа­лись решительные дни боев.

И вот колчаковский генерал Сахаров бросил всем известную своими заслугами перед Колчаком так назы­ваемую Ижевскую дивизию, ей помогала 11-я Уральская. Но прорыв советских войск был настолько велик, что Ижевская дивизия Сражения на Тоболе лопала в окружение в районе селения Глядинское и только дорогой ценой прорвалась на восток.

Она потеряла тут не менее тысячи человек. К концу третьего дня наступления правый фланг 5-й армии значи­тельно продвинулся вперед. Противник стал отходить по всему фронту. Генерал Дитерихс, напуганный успехами советских войск и поражением белогвардейцев, 24 октя­бря приказал:





«Ввиду неожиданного колоссального отхода левого фланга 3-й армии к утру 24 октября, вызвавшего отход всего фронта и спешную эвакуацию тылов, принять сроч­ные и энергичные меры по очищению Омского и Куломшиского узлов».

Советские войска быстро продвинулись к реке Ишиму, громя противника и захватывая в плен целые полки. На сторону Сражения на Тоболе Красной Армии целиком перешел полк карнаторусов. За две недели части Красной Армии прошли расстояние в 250 км.

В ходе боев с колчаковцами на Восточном фронте выросли собственные кадры командиров и комиссаров из рабочих и крестьян. Многие тысячи рядовых бойцов получили большую закалку.

Советские воины вписали новые героические страни­цы в историю борьбы народа с врагами Родины.

16 октября 1919 года 229-й Новгородский полк встре­тил сопротивление противника в районе деревень Давыдово и Петраково. Огнем из всех видов оружия колча­ковцы приостановили продвижение советских войск. Тог­да комиссар полка С. П. Васильев с группой бойцов обо­шел белогвардейцев и появился у них в Сражения на Тоболе тылу. Несмотря на свою малочисленность, красноармейцы, воодушевленные комиссаром, смело напали на врага. Колчаковцы не ожидали удара и бежали, бросая оружие. Было захваче­но 300 пленных, два орудия и пять пулеметов.

4 ноября у деревни Бугровар 43-й полк весь день вел жаркий бой с двумя частями противника, поддерживае­мыми сильным артиллерийским огнем. Колчаковцам уда­лось окружить и обезоружить один из батальонов сосед­него 237-го полка нашей бригады и создать угрозу обхода 43-го полка. Тогда командир полка В. И. Чуйков применил искусный маневр: он выдвинул один батальон для прикрытия фланга, а с остальными начал сам бы­стро обходить противника и скоро окружил Сражения на Тоболе его. Для опасения пленного батальона он во главе конной развед­ки в количестве 14 человек смело бросился на казаков, разоруживших советский батальон, застрелил нескольких неприятельских солдат и произвел панику в рядах бело­гвардейцев. Своей храбростью он увлек весь полк. В ре­зультате советский батальон был освобожден, а против­ник бежал, оставив 300 пленных к много оружия. За умелое руководство 43-м панком в боях и личную храб-


рость В. И. Чуйков был награжден орденом Красного Знамени.

В этот же день в бою под селом Вакоринским (в рай­оне Ишима), на подступах к Омску, большую находчи­вость и личную храбрость проявил командир 2-го Сражения на Тоболе кава­лерийского дивизиона К. К. Рокоссовский (ныне Маршал Советского Союза). Лично руководя дивизионом, он про­рвал расположение противника в конном строю с 30 всадниками, преодолев упорное сопротивление пехотного прикрытия врага, захватил в полной исправности батарею неприятеля.

Под городом Ишимом, на подступах к Омску, отли­чились также командиры и красноармейцы 262-го полка 30-й дивизии, которым командовал М. Д. Солосидин. Помощник командира полка Т. Д. Шеволдин с группой бойцов пленил два вражеских батальона. Бойцы и ко­мандиры проявили большую смекалку и выдержку.

В первых числах ноября штабу 311-го полка стало известно из опроса пленных, что в селении М. Балпаш расположился 44-й Сражения на Тоболе Кустанайский белогвардейский полк. Командир 311-го полка П. Ф. Зелилугин с командой раз­ведчиков выехал в расположение противника. Зная про­пуск, он беспрепятственно миновал казачью заставу, въехал в село и окружил штаб колчаковцев. Войдя в по­мещение штаба, Зелипугин обезоружил всех офицеров и объявил их арестованными. После этого весь 44-й полк белых в количестве 500 человек был обезоружен. Крас­ноармейцы захватили пять пулеметов, одно орудие и весь обоз. При переправе через Тобол и при продвижении уже за реку Тобол колчаковские войска вели еще оборонительные бои, но безуспешно. Колчаковцы сда­вались целыми ротами и частями.

После форсирования реки Тобол конная разведка на­шего Сражения на Тоболе полка стала просматривать берега реки и обнару­жила роту вооруженных белочехословаков. Она неожи­данно для врага напала на него с тыла и открыла оружейный, пулеметный огонь. Рота солдат в количестве до 140 человек, сложив оружие, сдалась фактически трем человекам: комиссару т. Суркову, мне — командиру взвода, и моему ординарцу. Потерпев поражение между Тоболом и Ишимом, колчаковское командование отвело остатки войск за реку Ишим.


4 ноября части 3-й армии вступили в город Ишим, захватив большие трофеи, в том числе продоволь­ствие.

После потери Петропавловска и Ишима белогвардейцы начали поспешное отступление к Омску. Здесь нахо­дился Колчак и его правительство. Омск являлся главной опорной базой Сражения на Тоболе белогвардейской армии.

Вот почему Колчак всеми силами решил защищать этот город. Однако среди белогвардейцев не было едино­го мнения по этому вопросу. Так, генерал Дитерихс счи­тал оборону Омска безнадежной и предлагал отступить дальше на восток. Но Колчак не хотел и слушать об оставлении Омска, его поддерживал Сахаров.

Колчак сказал: «Омск немыслимо сдать. С потерей Омска — все потеряно».

Белогвардейцы начали спешно готовить Омск к обо­роне. В шести километрах от города предполагалось вы­рыть окопы и установить густые проволочные загражде­ния. К Омску подтягивались войска. В это время в самом городе находился 30-тысячный гарнизон, сюда же Сражения на Тоболе подхо­дили остатки армий с фронта.

Колчаковские газеты начали очередную кампанию по поднятию духа войск и населения. Все заборы покрыва­лись листовками с обращением к жителям города вступить в армию. Зазвонили колокола во всех церквах, на звон их очень напоминал «отходную». Омский епископ обратился с воззванием к верующим, предлагал им опом­ниться и встать на защиту «православной веры против антихристов». Несмотря на то, что в городе собралось много буржуазии, бывших царских чиновников, урядни­ков, верхушки казачества, никто из них не проявил же­лания взяться за оружие. Буржуазия уже давно упако­вала чемоданы и мечтала поскорее удрать на восток. Чиновники Сражения на Тоболе высших учреждений с первых чисел ноября ходили на службу в полном походном одеянии, чтобы в удобный момент, как только представится теплушка в поезде, немедленно вскочить в нее и двинуться в глубь Сибири.

Среди колчаковских солдат с каждым днем все боль­ше усиливалось разложение. Оно скоро охватило и зна­чительную часть офицеров, предавшихся безудержному пьянству и разгулу.

В этих условиях командование белогвардейцев оста-



вило затею обороны Омска и отдало приказ остаткам войск отступить на восток.

10 ноября 1919 года из Омска бежало колчаковское правительство. На другой день по направлению к Иркут­ску выехал Колчак с пятью литерными поездами, а вме­сте с Сражения на Тоболе ним и эшелон с золотым запасом. С каждым днем рос поток эвакуирующихся. Скоро единственная идущая на восток железнодорожная магистраль была загружена эшелонами. Перед уходом из Омска колчаковцы вывезли из тюрьмы и расстреляли три партии закованных в цепи большевиков по 125—150 человек в каждой. Между тем передовые части Красной Армии приближались к Омску.

12 ноября наша 27-я дивизия находилась в 100 кило­метрах от Омска. Войска белогвардейцев приближались к Омску, они очень боялись того, что из-за отсутствия переправ Красная Армия может, опрокинуть их в Иртыш, но ударил сильный мороз, и река встала. Белогвардейцы поспешно переправились через Иртыш и, обойдя Омск, отступили в направлении на Новониколаевск Сражения на Тоболе. Три бригиды Советской 27-й дивизии, из которых одна наступала с запада, а две другие — с севера и юга, форсированным маршем подходили к городу.

14 ноября 1919 года утром 238-й Брянский полк, пре­одолев на подводах за сутки расстояние почти в 100 ки­лометров, вступил в Омск. Вслед за ним в город вошли другие полки. Но никто из белогвардейцев не ожидал, что советские войска так быстро достигнут Омска.

Поэтому утром 14 ноября, когда части Красной Ар­мии вступили в город, некоторые чиновники, не успев­шие эвакуироваться, еще шли на работу. С одним из таких чиновников столкнулась группа красноармейцев. Это был генерал Римский-Корсаков Сражения на Тоболе, ехавший на рысаке в присутствие. Заметив, что находившиеся на улице сол­даты не отдали ему чести, Римский-Корсаков немедлен­но остановил лошадь и стал распекать солдат. Каково же было удивление генерала, когда стоявшие перед ним нижние чины на его замечание ответили дружным сме­хом и окружили санки. Затем красноармейцы с прибаут­ками вытащили своего пленника из санок, вытряхнули его из богатой шубы, сняли папаху и под конвоем повели в штаб полка.

Омский гарнизон не оказал сопротивления советским полкам, за исключением отдельных небольших отрядов,



которые кое-где открыли огонь по красноармейцам. Зато солдаты гарнизона с первыми же выстрелами в городе высыпали Сражения на Тоболе из казарм и бросились к военным складам.

К вечеру 14 ноября в Омск вступили остальные полки 27-й дивизии, и скоро в городе был наведен порядок.

В день освобождения в Омске образовался революци­онный комитет, который обратился с воззванием к трудя­щимся города:

«Товарищи граждане! Наконец спала завеса тьмы и мракобесия. Цепи рабства, палки и расстрелы беззащит­ных рабочих и крестьян окончились. Вся власть в городе находится в руках революционного комитета г. Омска».

Советские войска захватили в Омске огромные тро­феи. Среди них: 3 бронепоезда, 41 орудие, свыше 100 пулеметов, 500 тысяч снарядов, 5 миллионов патронов, более 200 паровозов и 3 тысячи вагонов. Взяли в плен Сражения на Тоболе много тысяч солдат и офицеров.

После освобождения Омска части Красной Армии продвинулись: еще на восток на 40—50 км, получили кратковременный отдых.

20 ноября 1919 года советские войска вновь возобно­вили наступление.

После Омска управление белогвардейскими армиями нарушилось. Командующий фронтом генерал Сахарой вместе со своим штабом отступал в поезде, затерявшись среди огромного количества эшелонов, двигавшихся на восток. А в середине этого огромного железнодорожного обоза тащились поезда Колчака.

К концу ноября весь путь к востоку от Омска до Ир­кутска был забит эшелонами, в которых эвакуировались белогвардейские гражданские и военные учреждения, чиновники, буржуазия, промышленные и военные грузы.

По этой же дороге, начиная от Новониколаевска, опе­редив Сражения на Тоболе колчаковцев, удирали войска польских, румынских и чешских легионов. Все это скоро перемешалось и сли­лось в одну непрерывную линию бегущих людей. Дейст­вия партизанских отрядов на железной дороге еще боль­ше затрудняли отступление белогвардейцев и интер­вентов. В условиях панического бегства на восток колчаковское командование не могло и думать об оказа­нии в ближайшее время какого-либо организованного сопротивления частям Красной Армии. Оно стремилось как можно дальше оторваться от советских полков и тем




самым сохранить остатки армии. Но Красная Армия бы­стро продвигалась вперед. Основные ее силы наступали по линии железной дороги. Партизаны оказывали огром­ную помощь Сражения на Тоболе частям Красной Армии. Взаимодействие советских войск с партизанскими отрядами началось еще с конца октября 1919 года. Еще в конце ноября устано­вилась тесная связь между 5-й армией и партизанами Алтая, имевшими большой опыт борьбы с колчаковцами. Алтайские партизаны были сведены уже в 25 полков и насчитывали в своих рядах свыше 40 тысяч человек.

В первых числах декабря произошла встреча частей Красной Армии с повстанцами. Это был большой празд­ник для народа.

«Наконец настал долгожданный час нашего соедине­ния,— писал 5 декабря 1919г. Волчихинский районный штаб партизан представителям советских войск,— с чув­ством радости, до слез, от лица восставшего народа и штаба, приветствуем вас, товарищи Сражения на Тоболе делегаты, борцов освобожденной России».

Для связи с повстанцами, координации операций и ведения политической работы командование 5-й армии направило в главный штаб партизан и ревкомы своих представителей, главным образом из политических работ­ников.

Они развернули большую пропагандистскую работу в освобожденных селах. Задача состояла в том, чтобы упрочить влияние партии большевиков среди восставшего сибирского крестьянства, усилить политическую созна­тельность, повести борьбу с проявлениями стихийности и анархизма.

Деятельность представителей Красной Армии в рай­онах партизанского движения не осталась безрезультат­ной.

По железнодорожной линии от Барнаула до Новониколаевска находились польские легионы. Наступление, партизан в этом районе создало угрозу тылу колчаковоких войск. В начале Сражения на Тоболе декабря партизаны захватили здесь два бронепоезда — «Степняк» и «Сокол», 4 орудия, 11 пулеметов, три вагона снарядов и патронов и много дру­гого имущества. Сочетание действий регулярных совет­ских войск, действующих в главном направлении на Новониколаевск, со стороны Омска, с партизанским движением в тылу врага — Барнауле, было самым ярким проявлением крепнущего союза рабочего класса с трудящимся крестьянством.

Усиливалось партизанское движение и по Сибирской магистрали, вблизи от Новониколаевска. И здесь парти­заны оказали большую помощь в наступлении главных сил советских войск, продвигающихся на Новониколаевск. 14 декабря 1919 года без какого-либо особого со­противления мы заняли г. Новониколаевск, который вел самоотверженную борьбу с колчаковцами Сражения на Тоболе.

Борьбой против сил контрреволюции руководил под­польный партийный комитет. Большевики Новониколаевска выпускали прокламации, собирали и отправляли партизанам оружие. Произвол колчаковщины толкнул и крестьян на активное присоединение их к совместным выступлениям с новониколаевокими рабочими. По всей Сибири создавались партизанские отряды. Отряды дей­ствовали на территории Алтайского края и Новосибир­ской области. В них находились и новониколаевские ра­бочие. Удары, нанесенные партизанами колчаковцам, серьезно дезорганизовали тыл белогвардейцев.

Под Новониколаевском в единении с партизанами части нашей 27-й дивизии нанесли Колчаку решительное поражение. Враг бежал, бросив винтовки, пулеметы, ар­тиллерию, снаряжение. Однако колчаковцы накануне сво­его бегства из города совершили еще одно тяжкое Сражения на Тоболе пре­ступление,— они убили 104 политических заключенных. Среди расстрелянных был и первый председатель Ново­николаевского Совета рабочих и солдатских депутатов В. Р. Романов. Отважные борцы за народное счастье похоронены в братской могиле в саду дома Ленина. Па­мять о них будет жить вечно.

После непродолжительного отдыха наши части и 236-й Оршанский полк в ночь на 15 декабря повели даль­нейшее наступление вдоль Сибирской железной дороги. Бои начались па станции Ельцовка. Наша дивизия и в част­ности 236-й Оршанский полк имел крупнейший и послед­ний бой под ст. Тайга. Мы должны были обойти ст. Тайга и взорвать железнодорожный мост. Разведка взорвала мост, а Оршанская Сражения на Тоболе 3-дюймовая батарея под командова­нием т. Сивца, Переоборудовав батарею с колес на само­дельные сани, в пургу, вечером подвезла все три орудия к самому полотну железной дороги и опрокинула колчаковский поезд. Немедленно команда поезда была пленена.




В общей сложности бой под Тайгой продолжался не ме­нее суток и закончился глубокой ночью.

В бою за взятие ст. Тайга погиб наш командир полка тов. Терехов. Нам удалось захватить богатые трофеи. Более 40 эше­лонов было с продовольствием, новым англо-американ­ским обмундированием и лучшими польскими кавалерий­скими лошадьми. Затем мы без всяких боев дошли, вернее доехали на подводах, до Красноярска. На Сражения на Тоболе подступах к Красноярску наши регулярные части встретили парти­зан из армии тт. Щетинкина и Кравченко.

В войсках партизанской армии Кравченко—Щегиикин;; были организованы в лесах неплохие мастерские по изго­товлению снаряжения — холодного оружия, пулеметных пуль, ружейных гранат и подрывных средств, — мне лич­но удалось увидеть такие мастерские в Тайге, между Красноярском и Минусинском.

Официальная встреча регулярных частей 27-й дивизил 5-й армии с партизанами Щетинкина—Кравченко прои­зошла в городе Минусинске.

После официальной церемонии партизанские части влились в регулярную Красную Армию. Затем наши части расквартировались в селе Шушенском. Начался мирным период строительства социализма, но когда открылся польский фронт, часть бойцов Сражения на Тоболе дивизии и комсостав сно­ва с оружием в руках отстаивали честь. Независимость и свободу Родины.



documentateuaqr.html
documentateuiaz.html
documentateuplh.html
documentateuwvp.html
documentatevefx.html
Документ Сражения на Тоболе